Откуда берется мясо

Перед Новым годом мы вместе с директором сети мясных магазинов «Татарча» Дамиром Хисяметдиновым съездили в поселок Энем, на ферму, принадлежащую компании. Кроме приготовления плова по всем канонам, мы осмотрели окрестности, овец и бычков, а также скотобойню. Впрочем, про последнюю мы решили особенно не распространяться, хотя Денис Яковлев и сделал там несколько десятков откровенных фото.

Быки перед убоем. Фото Дениса Яковлева

Быки перед убоем. Фото Дениса Яковлева

История компании «Татарча» имеет личное начало: Дамиру хотелось внести вклад в создание позитивного образа ислама, а также обеспечить нуждающихся качественным халяльным продуктом. Ниша эта была совершенно не занята: проблемы с логистикой, отсутствие продукта в шаговой доступности.

«Для того, чтобы начать свое фермерское хозяйство, нужно вложить много труда. Землю сейчас выдает в аренду государство. Самое важное – иметь желание и много работать, – считает Дамир. – За животными нужно ухаживать, ведь они болеют, как и люди».

Сейчас на ферме, отстроенной в 2015 году (раньше на этом месте располагался только убойный цех, с 2013 года), поголовье небольшое – порядка 300 животных. Условий для размножения нет. Нужны отдельные корпуса, теплые хлева, родильное отделение. На данный момент на ферму закупают молодой скот для докармливания – берут в 3–4 месяца, еще столько же додерживают перед убоем. Однако администрация Республики Адыгея уже выделила еще несколько гектар земли, и ферму планируют расширять, создавать полный цикл.

За забором фермы – поля для выпаса. Обычно для вскармливания одного быка нужен один гектар земли, а для овцы очень важно, чтобы она не стояла в узком пространстве, а ходила, иначе случиться заворот кишок – для таких овечьих прогулок так же необходимо не менее одного гектара.

Фото Дениса Яковлева

Фото Дениса Яковлева

Если касаться религиозной части, то в исламе есть такое широкое понятие как Исраф (в переводе с арабского – расточительство). В том числе в него входит все, что касается перерасхода продуктов и недоеденной еды. Согласно исрафу, нельзя брать больше, чем тебе нужно.

Про халяль

Больше всего мясо портит кровь.

Дословно «Халяль» значит «Разрешено», и это касается всех сфер жизни, не только еды. Список этот довольно небольшой, почти как 10 заповедей.

Если рассматривать этот вопрос с философской точки зрения, то человек каждый день стоит перед выбором. Есть Божьи законы, которые говорят, что это можно, а это нельзя. У мусульман, иудеев и христиан (в Ветхом Завете) свинина – запретное животное. Не описывается, почему так.

Просто вот есть яблоко, а есть свинина – их нельзя трогать, без объяснений. Это из ряда того, что если вы верите в Бога, то вы не спрашиваете, почему. Просто верите и все.

На Кубани свинина – самое популярное мясо, но нам интереснее работать без него, потому что мы сегментируем рынок. Мы делаем качественное мясо в своем сегменте, а с теми производителями, которые занимаются свининой – мы просто не конкурируем.

Стресс, который испытывает животное при убое должен быть минимальным. Все факторы, которые этот стресс могут вызвать, исключаются. Так, на рабочем месте должно быть чисто, не должно быть крови.

Животное начинает испытывать стресс с того момента, когда перестанет чувствовать земное притяжение – на асфальте, в машине и т. д. Поэтому перевоз животных для убоя не должен быть больше, чем на 200–300 км. Потери во время перевозки, в первую очередь, экономические – скот сильно теряет в весе, до 30 кг.

Минимум 12 часов скот должен отстояться, обильно пить воду и не есть – чтобы желудок опустошался, а кровь разжижалась. Эти принципы должны использоваться при любом забое, но многие могут ими пренебречь, особенно если идет валовый забой.

Когда животное идет на забой, оно обязательно должно быть в сознании, ни в коем случае нельзя его оглушать, как делают на Западе, да и у нас тоже. Считается, что это более гуманный способ убоя, но в это время отключаются нервные окончания и не происходит отток крови.

Это – невошедшее в «правила жизни» Дамира Хисяметдинова. Почитайте их все. 

На территории фермы есть ангар, где хранятся шкуры овец и быков. Внешне издалека они ничем не отличаются от тех, что продают в «Икее», но при ближайшем рассмотрении разница все же видна – это невыделанные шкуры, посыпанные солью.

Шкуры животных перед продажей на обработку. Фото Дениса Яковлева

Шкуры животных перед продажей на обработку. Фото Дениса Яковлева

От барашка не остается ничего, что можно бы было выбросить (привет всем, кто думает иначе). В морозильных камерах собирают несортированные субпродукты для изготовления, например, кормов для животных. Затем такие отходы отправляют на крупные производства, а в результате вы видите все это на полках зоомагазинов.

На базе мы встретили Инвера из Лаго-Нак. Он занимается фермерством уже пять лет. Начинал с нуля, купив 20 голов КРС. В 2015 году довел поголовье до 160. Альпийские луга, чистая вода – все располагает к производству эко-мяса, да и возмещение затрат неплохое – это стимулирует. Наемных рабочих у него четверо, в планах – развить замкнутый цикл производства.

Поставляют адыгейские фермеры свой продукт в основном на рынки, частные точки и в магазины. Частники уверены, что импорт может конкурировать с местными производителями только в заморозке.

Не обошлось и без вопроса о любимом мясном блюде. Наш собеседник немного помялся – не мог сходу выбрать:

«Все блюда из мяса хороши, – говорит Инвер, улыбаясь. – И ребрышки, и антрекот – все нравится. Но больше всего люблю говядину средней прожарки».

В убойном цеху холодно, возможно, этот холод связан не только с температурой, но и с ожиданиями человека, который впервые туда заходит и… эти ожидания ужасов крови и страстей не подтверждаются. Да, здесь забивают скот, но вокруг чистота, никаких предсмертных криков и страданий.

После убоя заходит ветврач, проверяет мясо. Боец выносит шкуру в амбар. Внутри пилят тушу быка. Скоро она отправится в магазин, а затем – к вам на стол.

5 комментариев

Оставить комментарий

Optionally add an image (JPEG only)